Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

textoholism

Гребаная цепь в действии

А вот и к вопросу о травле марша в либеральных СМИ, и ее последствиях для организаторов.

Ррраз.

37.88 КБ

Уволился главный редактор «Газеты.ру» Михаил Котов
Подробности. В преемники прочат Кашина.

Два.
Уволился главный редактор «Коммерсантъ FM» Алексей Воробьев

Кто там нынче Большой Город возглавляет? Какой Дзядко-штрих? А то они с утра вКонтакт своим видео "как мы троллили дружинников" спамят.
textoholism

Бэк ин USSR

Где начало у конца? По какую конкретную точку пространства-времени Большое Путешествие еще не стоит считать завершенным? Пока не покинуты последние стены, которые ты неделю или квартал кряду называл себе домом? Пока не пройден прощальный паспорт-контроль, и не забила ноздрей тяжелая волна парфюма из дьюти-фри? Пока не совершена финальная стыковка в каком-нибудь региональном авиационном хабе, - Бангкоке, Дохе или Абу-Даби? Пока несущий тебя на Родину самолет не коснулся ВПП? Пока не разобраны до конца фотки и записи, не розданы все долги и сувениры?

Невозможно достоверно это определить. Но самый грустный этап этого Возвращения отслеживается по щелчку. Он встает перед тобой, усталый, неотвратимый, когда ты покупаешь свой дорогой, долгий, неудобный и невозвращаемый обратный билет. В этот момент, даже если давно уже хочешь домой, тоска о минувшем и несбывшемся подкатывает к горлу, как в детстве на последних страницах хорошей книги.

Рассвет над берегом Мертвых, Ганга, Варанаси


Ощущается так, будто именно с этим списанием по карточке, с этим письмом в почте что-то разом заканчивается, становится из пока еще длящегося - безвозвратно прошлым. Банковская транзакция обнуляет очередной сезон в Гоа, обрывает традиционный трясучий трип в Хампи. Осушает каналы, еще недавно несшие твой хаузбот вдоль Траванкора и Малабара. Задувает пыльным мусорным ветром парадоксально пустые, мороком вымороченные улицы ночного Дели. Замирает и становится тусклой картинкой рассвет над Матерью Гангой, чьи воды тягуче влекли тебя вдоль погребальных костров Варанаси, омывали твои ступни на уступчатых набережных Харидвара, с головой накрывали твой плот в бурных порогах верховий над Ришикешем. Дроглый холод сковывает прозрачный хрусталь неба над горной Шимлой, затихает далекий шум бурной Биас-ривер в долине Куллу, и тает в пауком наползшей со стен Гималаев сиреневой дымке воздушно-яблоневый Вашишт.

В голове наступает звенящая пустота. Словно длилась, длилась, и вот теперь только стихла знойная циркулярная песня мъянмарских цикад, живущих в холмах вдоль дороги у озера Инле. Уходит на коду великий концерт природы; перестают скакать по-над Ирравади сумасшедшие летучие рыбы, сливают пищеварительную жидкость из своих кувшинчиков растения-мухоловки, живущие на холме посередь малайзийского Пенанга, замирает в походном положении хвост священной поющей ящерицы токи-токи, затыкаются бойцовые убудские петухи, и всепроникающие муравьи острова Бали перестают пытаться оккупировать твой макбук.

Впрочем, последних-то, кажется, мне удалось-таки довезти до Москвы.

---

Я вернулся. Это была славная охота; Вселенной с меня за нее причитается.
Теперь мы подбиваем ресурсы, затягиваем портупеи, и начинаем все, что мы давно должны были начинать.

Дайте мне только в последний раз оплакать очередную дорогу. Она, моя радость, так долго вела меня к дому. И, как это заведено у их племени, тут же, у порога, скончалась.

Вот ей моя прощальная, особо бессвязная Collapse )